ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. Глава 5. Что делать, чтобы проснуться?

Вспыха задала очень важный вопрос про сон наяву, который позволит нам продвинуться дальше:
Мета тогда— это что-то совсем такое, что я отмечаю, как несуразное.
Но ведь я меты чаще всего не замечаю, пока мне их не покажут. Как быть ? Я наблюдаю за собой второй день, и я отмечаю много вещей, которые показывают мне, что я сплю. Но я будто под водой - мимо меты проплывают, а я не просыпаюсь. Отмечаю только, что как-то не так, и это не нормально. Меты меня не заставляют проснуться. Я не начинаю себя осознавать как-то по-другому. Мда – ну и ладно. Сплю? Ну и что?

Вопрос можно свести к следующему: вот ты заметил, что спишь, и что делать? Ведь мы не потому не выходим из сна, заметив мету, что не хотим, а потому, что не знаем, что делать. И на самом деле, любой человек много раз пытался это сделать. И ничего не смог.
Отсюда рождается отчаяние, которое сквозит в письме Вспыхи. Ну, мета! И что? Сделать-то все равно ничего нельзя.
А что, действительно, делать?
Я скажу, а вы проверьте. Нужно вернуться в разум.
Вам может показаться, что это очевидный совет или не такой уж действенный совет, поскольку вы и во время сна часто бываете в разуме.
Нет, мы говорим о разных вещах. Иногда вам кажется, что во время сна вы очень, очень разумны. Так вот это вам кажется, на самом деле вы там не разумны, а очень умны. При этом вы даже можете восхищаться тем, как разумно там рассуждали и какие великолепные решения находили. Однако, проснувшись, вы чаще всего обнаружите, что это великолепное рассуждение включало в себя одним из ходов какую-то несусветную дичь. Вроде того, что путем разумных рассуждений вы во время сна приходите к великолепному решению, как добыть огонь, чтобы согреться. И это просто откровение. Но, проснувшись, обнаруживаете, что способ включал в себя, кроме всех прочих вполне здравых шагов, несколько особых прищелкиваний пальцами, которые всего лишь надо правильно исполнить...
Уже одного такого наблюдения над «разумностью» сна должно быть достаточно для того, чтобы усомниться, что «сноразумность» соответствует дневному разуму. Скорее всего, все случаи, когда вы ощущали себя во сне разумным, были примерами как раз «сноразума», но вы не заметили противоречий в его построениях. Возможно, их даже и не было. Но это все равно сноразум, и он всего лишь совпал с тем, как решал бы задачу днеразум.
Но разум дня обладает одной чрезвычайно важной частью, которая никак не применима ко сну: он выстроен на основе Образа мира. А во сне вы путешествуете не в тех мирах, которым этот Образ соответствует.
Вот вам и подсказка к вопросу, что же делать, если увидел мету сна наяву. Вернись в разум. В осознанном сновидении тоже не происходит никакого иного пробуждения, кроме как возвращения в днеразум. Вот только отличие таково: ты возвращаешь обычный дневной разум, оставаясь в ином мире, то есть в условиях «искаженного», условно говоря, восприятия. То есть восприятия, которое показывает мир иным, независимо от того, действительный ли это мир, или же это всего лишь мир ваших собственных образов. Мир ваших образов — это тоже не мир, в котором мы воплотились.
Вернуться в разум — это действительная подсказка. Но это очень малая подсказка, это начало подсказки. После нее потребуется еще немало шагов.
Каких?

Скоморох.

Rambler's Top100 ???????@Mail.ru