Краткая история рукопашного боя в России

Большинство исследователей русской истории единогласно сходятся в общем мнении о существовании на Руси национальной культуры боевых единоборств, имеющей свои отличительные особенности. Русь на заре становления и укрепления государственности обладала значительными успехами в области вооружения, обучения профессиональных воинов, мобилизации боеспособного ополчения, применения разведки, строительства крепостей. О военных достижениях древней Руси мы можем судить, оценивая способность государства постоянно выдерживать натиск беспокойных и весьма недружелюбных соседей, которыми являлись как жители ближайших степей (хазары, печенеги, половцы), так и гости из Азии: монголы и татары. Практически одновременно с татаро-монгольским нашествием вспыхивают первые для России конфликты с представляющим западную Европу шведским и немецким рыцарством, из которых русское воинство выходит с честью. В последующих столетиях в столкновениях с османскими турками, крымскими и сибирскими татарами, шведами, поляками и французами Россия неоднократно доказывает свой авторитет на полях сражений.
На чем же основывалось столь высокая боеспособность русских воинов в далекое от пасторальной идиллии время средних веков? Не здесь ли нам стоит искать примеры зарождения русской культуры единоборств и основания возникновения рукопашного боя? Материалами для современных исследователей, изучающих прошлое, служат старинные летописи и устный фольклор, былины, археологические находки предметов вооружения древних славян, элементы росписи храмов, каменные стелы, сохранившие лики суровых славянских богов. Накапливая и систематизируя разрозненную информацию, ученые строят ясную и непротиворечивую картину развития и формирования на Руси воинской культуры.
Основываясь на мифологии и религии древних славян можно заключить о том, что профессия воина носила сакральный и мистический характер. Воины выступают в летописях как внуки Сварога, дети Перуна, то есть несут в себе черты священной избранности. Воинские атрибуты - оружие и снаряжение, являются обязательной частью религиозных обрядов древних славян, а танец с оружием, изображающий боевые приемы, имеет культовый характер и передается как тайное знание из поколения в поколение, сохраняя преемственность воинских традиций. Необходимо ясно понимать, что бой с оружием имел огромный приоритет по отношению к невооруженному единоборству в течении очень длительного периода славянской культуры, и безоружный бой развивался на заре своего появления больше как угодная богу Роду обрядовая игра, проходящая без пролития родственной крови. В связи с распространенным у славян поклонением Солнцу, солнечная символика нашла свое отражение и в формировании боевых приемов, большинство из которых строилось на круговом вращении, раскручивании тяжелого оружия, размахе с широкой амплитудой, более соответствующему экономичному управлению оружия, имеющего значительную инерцию. В связи с общей для боевых движений "солнечной" вращательно-круговой динамикой, приобретают обрядовый, мистический характер сложные двигательные формы считающиеся сегодня элементами, относящимися к акробатике. Возможности существования института подготовки особых "магических" воинов, играющих в судьбе своих соплеменников роль символа божественного покровительства и воплощения священной силы рода, многие поклонники Русских боевых искусств придают существенное значение. Данная идея перекликается с фактами существования воинов-шаманов индейских племен, мистическими бойцами - фениями в кельтской истории. Уместно вспомнить в этом случае и описание магической воинской подготовки мифологического древнеирландского героя Кухулина, обученного женщиной-ведьмой. Тот владел исключительно "геройскими" приемами боя, которые были недоступны прочим воинам, но судя по характеристике, прочим "героям" они все же были знакомы. Это известные в среде реконструкторов "прыжок лосося", "стойка на острие копья", "прием геройского крика" и многие другие, также перечисленные в древнеирландском эпосе. Было бы логичным предположить, что существовал также и образец некого демонстративного поведения, с использованием узнаваемых приемов движения, изобличающий для простых воинов "сверхчеловеческие" и "магические" боевые умения отдельных представителей военной элиты. Отчасти подтверждает подобные предположения информация, приведенная Мишеневым в его монографии об истории фехтования: по свидетельствам римских хронистов, описывающих обычаи варваров, молодежь, соревнующаяся между собой в ловкости и боевой подготовке, во время обрядов демонстрирует прыжки и перевороты (через себя) на площадке со специально установленными для празднеств обнаженными копьями и мечами, поставленными острием вверх. Феноменальная прыгучесть и ловкость воинов проявляется в сложных и специфичных приемах того времени: бойцы могут перепрыгивать обоими ногами через острый меч, держа его в обоих руках, запрыгивают на умбон щита и используя его в качестве промежуточной опоры перескакивают через голову противника, поражая того во время прыжка ударом сзади. Даже и в более позднее время о прыгучести бойцов есть упоминания в скандинавских сагах: один из викингов в схватке избегает удара копьем благодаря своевременному прыжку и еще не приземлившись, ломает это копье ударом ноги. Стоит отметить еще и тот факт, что воины-славяне знакомы с умением вызывать у себя состояние особой психофизиологической активности, отождествляя себя с каким-либо животным (волком, медведем). В этом состоянии боец не чувствует боли, способен мгновенно уклониться от летящего в него оружия, находясь в боевом трансе, становится неуязвимым для врага. Многие могут вспомнить замечательную русскую сказку, главным героем которой является Вольга-богатырь. В ходе повествования богатырь подпрыгивает вверх и троекратно перевернувшись через себя, оборачивается серым волком. Появление такого момента в сказке не случайно, - а скорее всего связано с характерными воинскими традициями - изначально в русской культуре сказка является довольно точным изложением событий, также как и скандинавская сага, подробно повествуя о жизни реальных прототипов.
Искусство владения холодным оружием следует рассматривать как биомеханическую основу появления рукопашного боя. Излюбленным оружием русского воина был тяжелый прямой рубящий меч, топор, булава. Данное оружие предназначалось для противодействия весьма распространенному тяжелому защитному снаряжению, которое проминалось, либо пробивалось только инерционным оружием. Амплитудные движения оружием диктовали наличие умения искусно маневрировать в бою, уклоняться от ударов, подныривать под удар или перепрыгивать через него. Подобным искусством владели не все воины, а как правило, только старшая княжеская дружина, бойцы из которой одинаково уверено бились и в строю щитов и выходя в одиночку. С точки зрения тактики очень выгодным было построение воинов в строй, в цепь. Прикрытые щитами бойцы, нанося удары тяжелым одноручным мечом сверху теснили врага, пока противник не ломал строя и не обращался в бегство. Именно исходя из практики строевого боя на Руси получили распространение конические шлемы, удобные для отражения рубящего удара сверху, но непрактичные для защиты от горизонтального удара в голову.
Система тяжелого вооружения и защитного снаряжения, имевшая традиционные русские корни со временем претерпела значительные изменения. Будучи широко распространенным в средневековой Руси (меч упоминается в летописях в два раза чаще чем сабля) такой комплекс вооружения был предназначен для пешего боя. С увеличением роли конницы в военных конфликтах с представителями кочевых культур для конного боя начинает повсеместно применяться более маневренное оружие, поражающее противника за счет секущего эффекта - сабля. Несмотря на то, что сабля не предназначена для целей тяжеловооруженной борьбы и уступает по мощности удара мечу, ее значение в изменении воинских традиций по восточному образу было велико. Вновь приобретает значение легкий, маневренный воин, легко пользующийся любым типом оружия от кистеня до лука со стрелами, способный поражать цель на скаку. В противоборстве двух основных тенденций развития и формировался тип русского воина, устойчивого против силы, быстрого против ловкости, универсала во владении всеми видами оружия, ставящего в тупик и западного рыцаря и восточного конника. Универсальность русского бойца проявлялась и в том, что в безоружной схватке ему нередко удавалось достигать значительного перевеса, - "удавить врага голыми руками" о чем рассказывает одна из летописей, повествующая о подвиге русского воина Яна Усмаря. Другим известным историческим фактом является победа князя Мстислава Владимировича, брата Ярослава Мудрого над касожским ханом Редедей. Мстислав в ходе поединка провел успешный бросок, ударив противника оземь, и взяв нож "зарезал Редедю пред полками касожскими", то есть на виду у всего неприятельского войска. Тем не менее наибольшее развитие получило использование в рукопашной схватке навыков фехтования тяжелым холодным оружием. В исторической и художественной литературе неоднократно описывается подвиг русского воеводы Евпатия Коловрата, который выйдя с отрядом около 300 человек в поле против нескольких тысяч монгольского войска, рубился столь успешно, что опасаясь дальнейшего боя с ним, монголы были вынуждены расстрелять его из осадных камнеметов.
Большинство исследователей связывает русскую традицию кулачного боя и борьбы именно с периодом тяжелого защитного снаряжения и оружия. Особенно уместны в этот период были навыки борьбы, позволяющие захватить противника, вывести его из равновесия, свалить на землю. Более редки были удары, так как пробить кулаком доспех и стеганый подкольчужник, рассчитанный на смягчение ударов меча и копья, мог далеко не каждый хорошо обученный дружинник. В связи с этим удары кулаком были малоприменимы, и современная форма кулачного удара, характерная для бокса, стала распространяться ближе к концу XVI века. Наиболее известны были удары толкающего, сваливающего типа, которыми противника пытались сбить на землю. В летописях упоминаются удары в полруки, которые наносились предплечьем и позволяли на реверсе корпуса по принципу короткого рычага рывковым ударом в шею и верхнюю часть груди свалить тяжеловооруженного бойца. Подобный технический элемент разработан в айкидо и многих других восточных единоборствах. Другие удары наносились нижней и внутренней частью кулака, открытой ладонью. Появление таких характерных названий как "оплеуха" и "затрещина" связано с использованием неклассической формы кулака с оставленным сверху большим пальцем, складыванием ладони в горсть, "лодочкой" и.д. Проведение кулачных боев, как правило, было характерно для простого сословия, и становилось всенародным развлечением на обрядовых и религиозных праздниках. Бойцы в таком случае чаще сходились в построение, имитирующее шеренгу щитоносцев, прикрывая плечо друг друга и выставив вперед правую руку. Такой вариант боя был подчеркнуто асимметричным, как у вооруженного бойца, одна рука выполняла функции щита, другая (правая), становилась мощным оружием. В таких условиях, регулярно практикуя бой "стенка на стенку", русские воины не теряли навыков коллективной схватки, необходимых в реальном вооруженном взаимодействии с противником. Обоеручный бой встречается у небольшого числа профессиональных одиночных бойцов, бьющихся по найму или "об заклад". Для боев стенка на стенку в России периода средних веков часто используются ножи, палки, посохи, кистени и разнообразные заначки в рукавицах. Использование подручных средств не считается неспортивным, хотя нередки увечья и смертельные случаи. В целом рукопашный бой средних веков более ориентируется на символическое противостояние вооруженному противнику и в его постоянном приоритете имеется идея об использовании в схватке любого подручного средства. Вероятно, как раз в связи с необходимостью в потешных сражениях имитировать вооруженное столкновение, получили распространение специальные дубинки и шесты для кулачного боя, известные по исследованиям культуры древнего Новгорода. Скорее всего, без подобного "игрового" снаряжения в потешные бои выходили именно профессиональные дружинники, а прочие были вынуждены уравниваться с ними в игровых боях за счет подручных приспособлений. Такая идея сразу приводит нас к мнению о достаточно четкой регламентации средневековых потешных боев и наличии в них социально обусловленных ограничений. Таким образом, жители любого поселения находятся не только в постоянной мобилизационной готовности, но и представляют из себя обученное коллективной тактике боеспособное ополчение. Различные же направления борьбы, известные сейчас как "борьба в крест", "на поясах", "в схватку" и т.д. являются образцами изолированных групп индивидуальных соревновательных силовых упражнений, подобных современному армрестлингу.
С эпохой появления огнестрельного оружия и регулярной армии западного образца в России начинается период формирования официальных армейских приемов фехтования клинковым оружием и фланкировки (управления копьем, пикой, штыком). Приемы боя систематизируются и входят в боевые уставы Русских войск. Знаменитые русские полководцы Румянцев, Суворов становятся не только крупнейшими военными тактиками своего времени, но серьезными разработчиками методик обучения владению оружием рукопашной схватки. В результате русский штыковой бой не уступает лучшей в то время шведской армии, иррегулярная казачья конница наводит панику на отборные польские и французские части, регулярная тяжелая конница Российской армии способна конкурировать с немецкими рейтарами. Особенности развития рукопашного боя этого периода связаны с достаточно невысоким качеством огнестрельного оружия и большим процентом схваток на близкой дистанции, удобной для последующего поражения противника в конном бою пикой или саблей, в пешем - штыком и шпагой. Рукопашный бой того времени без применения оружия не имеет в военной службе применения и не зафиксирован в архивных документах. Армия России Петровских времен доказала штыком и саблей свой приоритет на полях сражений. В рукопашном бою без оружия авторитет России все еще не был высоким. Основы английского бокса начинают появляется вместе с заезжими профессионалами из Европы, вызывая снисходительный интерес в Российской военной общественности. В то время никто еще не готов признать, что начинающая складываться техника бокса будет иметь впоследствии преимущество над грубой силой. В различных источниках встречаются описания боя, проведенного по указу Петра I, между английским боксером и не обученным боксу, но исключительно рослым и сильным петровским гренадером (по другой версии - матросом). Авторами этих сообщений считается, что в подобных схватках русская сила духа и природное здоровье получают преимущество над заморскими хитроумными приемами, но подобный взгляд целесообразен лишь с патриотической точки зрения. В действительности, в терминологии кулачного боя удар кулака, сформированного по правилам бокса и наносящийся передней (фронтальной) частью, начинает называться "ударом на англицкий манер". И впоследствии, до самого появления советского бокса, в национальной традиции стеночного кулачного боя не оказывается бойцов, способных на равных условиях конкурировать с представителями европейской боксерской школы.
Период заимствования технических элементов из различных видов борьбы тюркоязычных народов, а также проникновения восточных единоборств (джиу-джитсу) в конце 19, начале 20 века позволяют судить об утрате традиций русских единоборств, потерявших к этому моменту свое идеологическое и функциональное значение. Уникальность русской традиции единоборств видится прежде всего в том, что это феномен духовной жизни русского народа, связанный с национальным самоосознанием и общественными нравственными ценностями. Именно поэтому трудно рассуждать о философии или технике русского боя, сходстве либо различии с иными системами единоборств. Духовное наполнение боя, его праведность всегда стояли неизмеримо выше конкретных форм действий, приемов или методов сражения, и эта черта до сих пор ярко отражается в характере русского бойца. Идеи жертвенности, стоического терпения в противоборстве злу, готовности идти на отчаянный риск с бесшабашной удалью неизменно сопутствуют облику русского воина. С приходом христианства языческие традиции русского воинства словно усиливаются новой духовной глубиной, на многие века вперед сохраняя древнюю заповедь о том, что сила заключена в вере и в правде. Именно потому нет серьезного боя там, где нет нарушения правды и справедливости. Только за святые цели можно сражаться и погибнуть, идя в бой лишь силой духа и воли. Все виды боя обрядового, игрового характера в соответствии с русскими воинскими традициями были средством пробуждения и укрепления духа. Можно сделать вывод о том, что в этом и состоит главная ценность идеи русского рукопашного боя, а попытки упорного поиска современными адептами русского стиля некой тайной системы приемов - всего лишь нежелание принять идею воспитания нравственности и доброй воли как главного стержня русской традиции единоборств.

Татаро монгольского ига НЕ БЫЛО. А в остальном не плохо.

Отправить комментарий

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Доступны HTML теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Справка по форматированию

Rambler's Top100 ???????@Mail.ru