Виктор Николаевич Леонов. Биография

Виктор Николаевич Леонов родился в семье рабочего. По национальности русский. Член КПСС с 1942 года.

В 1931 году, окончив семилетку, поступил в ФЗО при московском заводе «Калибр», а затем четыре года работал на том же заводе слесарем. В 1937 году был призван в Военно-Морской Флот. Служил на подводной лодке на Северном флоте.

В годы Великой Отечественной войны командовал отрядом морских разведчиков Северного военно-морского флота. Отряд морских разведчиков не раз громил тылы противника, перерезал его коммуникации, добывал ценные сведения. В 1945 году В. Н. Леонов участвовал в боях против японских милитаристов на Дальнем Востоке. Отряд морских разведчиков был удостоен звания гвардейского.

В 1950 году окончил высшее военно-морское училище, а в 1956 году — два курса Военно-Морской академии. С 1956 года в запасе.

В настоящее время В. Н. Леонов живет и работает в Москве. В 1956 году вышла из печати его книга «Лицом к лицу», а в 1973 году — «Готовьтесь к подвигу сегодня».

В мечтах он строил магнитогорские домны и водружал красный флаг над Северным полюсом. Он прорубался сквозь вековую тайгу на берегу Амура, чтобы зажечь огни города юности. Пересекал Каракумы в удивительном автомобильном пробеге и вместе с Чкаловым летел над белыми просторами Арктики, прокладывая кратчайший воздушный путь в Америку. Вел с конвейера первый советский трактор, поднимался на стратостате, спешил на помощь челюскинцам, чтобы выручить их из ледяного плена. Он становился участником героических дел, которыми столь богат каждый день нашей действительности. Мужал вместе со своей страной, беззаветно любил Родину, гордился ею.

Такой же, как и другие ребята небольшого подмосковного городка Зарайска, он все-таки выделялся среди сверстников вот именно этой поразительной способностью мечтать. А еще своей настойчивостью, волей, которые проявлялись даже в ребячьих затеях. И когда придумывали что-нибудь интересное, друзья без колебания выбирали вожаком Витю Леонова.

Так проходила юность. Все чаще и неотступнее тревожил вопрос: кем быть? Хотелось стать писателем, моряком, летчиком, инженером. Каждая профессия представлялась увлекательной, сулила широкие горизонты, и трудность выбора состояла как раз в том, что Родина открывала все пути-дороги в большую жизнь.

Одно Виктор знал твердо: что бы ни пришлось делать, он будет делать хорошо, отдавая весь жар своего сердца. Таким он приехал в Москву и поступил на завод. Рабочая семья, заводская комсомолия, общественные поучения, занятия на вечерних курсах шлифовали лучшие черты беспокойного, порой излишне резкого характера.

Призыв в армию. Виктор попросил, чтобы его направили во флот, решил стать подводником. Видно, сказалось детское увлечение морем. Просьбу удовлетворили. Паренек из Зарайска отправился на Север. Он ехал полный радужных надежд. Его зачислили на подводную лодку ИЗ-402. Но в 1940 году, после перенесенной болезни, Виктора по состоянию здоровья списали на плавучую мастерскую. Тяжело было расставаться с мечтой, но и. здесь он нашел себя, отдаваясь новому делу целиком. Ведь все нужно делать хорошо — Виктор оставался верным своему девизу.

Трудолюбием, дисциплинированностью, образцовым несением службы он завоевал уважение товарищей. В свободные часы Леонов писал стихи. Сначала, разумеется, только для себя. Потом поделился плодами своего творчества с друзьями. Те похвалили, настаивали, чтобы Виктор послал стихи в газету. Послал. Стихи напечатали. Это окрылило. Решил серьезнее заняться поэтическими опытами. Они удавались, и постепенно созрело желание после службы в армии поступить в Литературный институт. Но грянула война, и планы пришлось изменить.

В эти грозные дни Виктору Леонову было не по силам оставаться в мастерских. Он слышал голос Отчизны, звавшей его на борьбу с врагом, нагло вторгшимся на территорию родной страны. Виктор не без труда (опять уперлись было врачи) добился, чтобы его перевели на фронт. Попал в разведывательный отряд Северного фронта.

Тяжел ратный труд, а особенно служба разведчика, действующего в тылу противника. Отборные, тверже стали люди были в отряде. Безукоризненно выполнял отряд самые сложные задания командования. В первых же операциях, с честью приняв крещение огнем, Виктор доказал, что он достоин своих товарищей по оружию. Все больше раскрывались его воинские способности. Даже среди этих беспримерно храбрых и стойких бойцов он выделялся своей отвагой и выносливостью. К тому же у него обнаружились такие ценные качества воина, как умение повлиять на товарищей твердым словом и личным примером, быстро и точно оценить сложившуюся обстановку, мгновенно принять самое правильное решение.

Отряд морских разведчиков своими смелыми рейдами наводил страх на врага. Фашисты никогда не могли предугадать, где появятся разведчики, штаб какой части, расположенный подчас далеко в тылу, обрежен на разгром. Внезапно вырастая за спиной ошеломленного противника, нанося разящие удары, разведчики так же внезапно и бесследно исчезали. Самые «надежные» — егерские части гитлеровской армии были сосредоточены на Северном фронте. Тем больше чести и славы нашим воинам, громившим матерых гитлеровских вояк.

В канун 1 мая 1942 года отряд получил не совсем обычное задание. Сложность заключалась в том, что на этот раз было приказано действовать демонстративно, всячески привлекая внимание противника. Вызывая главную тяжесть удара на себя, разведчики обеспечивали успех крупной десантной операции.

В предпраздничную ночь два взвода разведчиков на катерах форсировали один из заливов Баренцева моря. На крутой волне подошли к берегу, но пристать не удалось: вражеская береговая оборона открыла огонь. Разведчики прыгали в воду, студеную как лед, с криком «ура» добирались до суши и с ходу пускали в дело гранаты. Предрассветную тьму озарили вспышки разрывов, бешено, то захлебываясь, то снова вступая в грозный хор боя, стучали пулеметы. Егеря по выдержали удара, и наши воины прорвались в горы, высившиеся над нелюдимым побережьем.

Разведчики шли по лабиринту взгорий и лощин. Тяжелой после ледяной купели была одежда: меховые куртки, шаровары с оленьим мехом наружу. В ущельях еще лежал снег, а поверху он растаял и образовал целые озера, которые в этот ранний час первомайского утра были затянуты ледяной коркой. Егеря засекли передвижение отряда. Наверное, они уже предвкушали победу, наблюдая, как разведчики все дальше, все глубже втягиваются в западню, и приняли меры, чтобы отрезать пути отхода. А разведчики упорно двигались вперед, к господствовавшей над местностью высоте «415».

После бессонной ночи, после схватки с береговой охраной и утомительной дороги многие выбились из сил. Подтянуть отстающих командир приказал старшине Виктору Леонову. Кто лучше его сможет подбодрить людей, влить в них новые силы! И старшина Леонов выполнили приказ командира: растянувшийся было отряд вновь собрался в кулак, готовый обрушиться на врага.

Искусным маневром разведчики сбили егерей с высоты «415»; укрепились на ней и, следя за тем, как смыкается кольцо окружения, готовились отразить вражеские атаки. Чем больше горстка храбрецов, засевших на высоте, привлечет к себе внимания и сил противника, тем успешнее пройдет основная операция.

День вступил в свои права, и вот, закончив маневрирование, первая волна фашистов хлынула в атаку. Хлынула — и отпрянула, точно разбившись о гранитный утес. Много атак предпринимали гитлеровцы, и все кончались так же.

Опустилась ночь. Казалось, от лютой стужи трескается камень. Ни один человек на высоте не сомкнул глаз; все были настороже. С рассветом егеря снова устремились к высоте «415» и до сумерек 12 раз безуспешно пытались овладеть ею. Отряд действовал так, словно не было ни бессонных ночей, ни предельного напряжения сил.

Тем временем, пока значительные силы противника увязли в бою за высоту, была успешно осуществлена основная операция. Высадившись в заданном районе, наши десантные части продвигались вперед. План командования выполнялся точно. Командир отряда приказал Леонову, прихватив разведчиков Лосева и Мотовилина, установить связь с основными частями.

Предстояло проскользнуть через вражеское кольцо, преодолеть шесть километров нелегкого пути, вернуться...

Помог буран, внезапно возникший и свирепевший с каждой минутой. Этим воспользовался Леонов: подал знак товарищам и скатился по крутому склону в непроглядную снежную мглу. И вот все трое как бы растаяли в ней. Бесконечно длинными казались эти шесть километров, тело сковывала нечеловеческая усталость. Но Леонов упрямо шел вперед, и друзья не отставали от него. Буран стих, когда добрались до штаба батальона. Их обогрели, накормили, уговаривали отдохнуть. Но Леонов отказался, он спешил на высоту «415», он знал, как дорог там каждый человек, и к концу дня три смельчака вернулись в отряд, выполнив непосильную, казалось бы, задачу.

Егеря отважились на ночной бой. Пять раз бросались они на штурм неприступной высоты и всякий раз откатывались, устилая трупами ее склоны. Но положение в отряде разведчиков с каждым часом становилось все сложнее. УИ не потому, что уже несколько суток люди ни на минуту не вздремнули, не потому, что остался совсем ничтожный запас продуктов. На исходе были боеприпасы, настали минуты, когда каждый патрон оказался на учете. А утро приближалось, и было ясно, что фашисты не откажутся от своей цели завладеть высотой.

Зоркий глаз Леонова сквозь хмурую дымку рассвета разглядел небольшие серые не то кочки, не то холмики на одном из склонов. Нет, он точно знает: таких здесь не было. Он доложил командиру отряда о холмиках, выросших за ночь. Подозрения Леонова оправдались: в ночной тьме, хитро замаскировавшись, вражеские пулеметчики подобрались на ближние огневые позиции. В дело вступили наши снайперы, и серые холмики ожили.

В какую-то минуту Леонов, охваченный возбуждением боя, вскочил и тут же упал, оглушенный ударом в голову. К счастью, разрывная, пуля ударила в камень. Все же каменными осколками серьезно поранило левую щеку. Леонов отполз, забинтовал голову и тут увидел взметнувшуюся в небо ракету, услышал могучее «ура»: отряд морской пехоты, круша гитлеровцев, спешил на помощь защитникам высоты.

Вот в таких операциях — разве сочтешь, сколько их было! — оттачивалось воинское мастерство бесстрашного морского разведчика, закалялся его характер. Мог ли предвидеть Виктор, что его имя станет легендарным? Он не думал о славе. Нет, он просто выполняет долг защитника Родины, как подобает советскому патриоту. Сердцем и разумом, боевым опытом, доставшимся высокой ценой и обогащавшимся от рейда к рейду, от похода к походу, служил он великому, всенародному делу Победы.

И так естественно было то, что случилось однажды в десанте. Отряд остался без командира, и все по безмолвному уговору признали Леонова старшим. Операция была успешно завершена.

Оценив боевые заслуги и командирское дарование Виктора Николаевича Леонова, командование сочло возможным, несмотря на отсутствие специальной подготовки, присвоить ему офицерское звание.

Настал день, когда Леонов возглавил отряд морских разведчиков. Еще больше возросла боевая слава отряда. Отважными рейдами разведчики вскрывали систему вражеской обороны, разрушали коммуникации противника, громили его базы, уничтожали живую силу, способствовали успеху наступательных действий советских войск.

Фронт проходил по пустынным, угрюмым просторам Заполярья. Доставленный кораблями во вражеский тыл, отряд преодолевал болота, тундры, обледеневшие сопки, жестокую пургу и слепящие метели, когда неистовый ветер валил с ног. Порой поход длился неделю, прежде чем разведчики достигали цели и вступали в скоротечный беспощадный бой с фашистами. Еще один рейд, разгромлена еще одна вражеская база, рухнул еще один тактический замысел врага.

Леонов и его разведчики проникали в укрепленные гитлеровцами фиорды Норвегии. Они первыми побывали на земле Петсамо и Киркенеса, чтобы подготовить высадку советских десантов. Шаг за шагом они очищали Север от захватчиков, Удача сопутствовала отряду.

Удача? Нет! Несравнимое воинское мастерство, искусство пользоваться преимуществом внезапного удара, решительность, моральное превосходство над врагом, физическая закалка, помогавшая одолевать неимоверные трудности, — вот элементы, из которых складывался чудесный сплав победы.

Когда возникали непреодолимые на первый взгляд препятствия, Леонов повторял суворовские слова о русском солдате, который пройдет там, где не пройдет и олень. И разведчики, следуя за своим командиром, форсировали такие места, которых избегали даже звери. Ратная доблесть предков, прославивших наше оружие в боях против иноземных захватчиков, в победоносных сражениях гражданской войны, жила в крови советских воинов, вела их вперед, к победе.

Пример коммунистов, верность присяге, пламенная любовь к Родине спаяли отряд в единую семью. Командир верил в своих людей, так же как и они верили в него, твердо зная, что капитан-лейтенант найдет выход из любого самого сложного положения, всегда перехитрит врага и доведет дело до победы. Вот почему успех сопутствовал морским разведчикам отряда Виктора Леонова.

Сама собой возникла и окрепла нигде не записанная традиция: в отряд Леонова без согласия командира никого не направляли. Такой же взыскательный и требовательный, как к себе, Леонов пристально изучал человека, прежде чем принять его в семью разведчиков.

Мало того. Он стремился сделать человека способным идти на риск, мгновенно ориентироваться, быть выдержанным, спокойно оценивать обстановку, а в нужный момент действовать решительно. Наконец, тяжелая профессия фронтового разведчика требует отличной физической подготовки, умения переносить лишения и вступать в единоборство с противником. Если выполнить эти условия, значит, получить большую гарантию, что человек, попадая в суровые переделки, останется жив.

И Виктор Николаевич взял за правило, сделал непреложным законом отряда учиться всем и всему, что может быть полезным в схватке с врагом. В короткие передышки между рейдами разведчиков можно было видеть за необычным для прифронтовой обстановки занятием. Они соревновались в беге и прыжках, в поднятии гирь, ожесточенно, до пота, боролись друг с другом, отрабатывая приемы самбо, совершали лыжные кроссы. Подчас казалось, что никакой войны рядом и нет, а идет какая-то спартакиада совсем мирной поры. Бойцы занимались даже альпинизмом, карабкались по крутым скалам, перебирались через пропасти. И как все это потом, в боевой обстановке, способствовало успеху — подразделение было всегда готово выполнить любое задание командования.

А еще командир отряда учил людей мыслить, не просто выполнять приказ, а привносить в свои действия творческую инициативу. На занятиях он выдавал подчиненным такие неожиданные вводные, которые требовали и фантазии, и напряженной работы мысли. Поэтому-то задачи, ставившиеся перед отрядом, решались умно, точно в соответствии с идеей общего плана. «Каждое дело делай хорошо!» — капитан-лейтенант Леонов оставался верным этому завету юности.

...Под ударами советских войск неотвратимо рушилась вся фашистская оборона в Заполярье. Взбешенные провалом своих планов, гитлеровцы окончательно распоясались. В Северной Норвегии они взрывали мосты, поджигали селения, грабили и угоняли мирных жителей. Отряду морских разведчиков было приказано высадиться на побережье Варангер-фьорда, перерезать основную коммуникацию противника, защитить норвежцев от насильников.

Слезами радости, взволнованными словами благодарности встречало население полуострова Варангер своих спасителей. Опережая их, точно на крыльях неслась весть, передаваемая из уст в уста: «Русские пришли!» Едва заслышав ее, фашистские егеря обращались в бегство, только бы уйти от этих «черных дьяволов», как называли они наших разведчиков.

Побросав награбленное добро и свои продовольственные склады, бежали захватчики и из рыбацкого поселка Киберг. По приказу Леонова склады были открыты для изголодавшегося населения, и старый рыбак, самый уважаемый в Киберге человек, обратился к толпе со словами:

— Смотрите и слушайте! Гитлеровцы нас грабили. Русские возвращают нам наше добро. Они только просят, чтобы все было по справедливости. Чтобы каждая семья получила положенную ей долю.

Долго не смолкавшие крики одобрения были ответом на эту краткую и выразительную речь.

Там, где проходили разведчики, воскресала жизнь, люди возвращались из тайных убежищ в горах. Отряд продвигался вперед. В канун двадцать седьмой годовщины Великого Октября по радио было принято сообщение, что за боевые подвиги капитан-лейтенанту Виктору Николаевичу Леонову присвоено звание Героя Советского Союза.

Когда его поздравляли друзья-соратники, он обязательно говорил: «Война еще не кончилась. И нужно еще здорово потрудиться, чтобы оправдать «Золотую Звезду», а это значит — сделать все для ускорения полного разгрома фашизма».

И он «трудился» на славу до того светлого часа, когда люди, как безумные, радостно бросались друг другу в объятия и на всех языках Европы с любовью и надеждой произносилось слово «мир».

Пришел День Победы. Гитлеровская Германия безоговорочно капитулировала. Народы земли ликовали и славили армию советского народа, с честью выполнившую свою великую освободительную миссию. Но пламя войны еще продолжало полыхать на Дальнем Востоке. В интересах безопасности своих дальневосточных границ социалистическая держава направила вооруженные силы на разгром милитаристской Японии.

И снова в боях отряд морских разведчиков Героя Советского Союза капитан-лейтенанта Виктора Николаевича Леонова. Он участвует в освобождении Кореи от японских захватчиков.

В корейском порту Сейсин в бою за мост создалось очень тяжелое положение. Японцы имели большое численное превосходство и изо всех сил старались удержать мост — единственную коммуникацию, обеспечивавшую им возможность отхода. Они дрались отчаянно. В решительную минуту боя опыт, приобретенный на Севере, вновь выручил разведчиков. Он подсказывал, что в рукопашной схватке не бывает так, чтобы оба противника дрались с одинаковым упорством, Если одна сторона обладает силой воли и решимостью драться до конца, она обязательно победит. Иначе быть не может. И вот под яростным вражеским огнем наши разведчики во главе с командиром поднялись и пошли вперед. Внешне спокойные, они неумолимо приближались, и, когда до врага оставалось метров двадцать, японцы заметались: их нервы не выдержали штыкового удара. Бой был выигран! В летопись ратной славы морских разведчиков были вписаны новые блистательные страницы. По всему фронту из уст в уста передавалось имя командира отряда — капитан-лейтенанта Леонова, награжденного второй «Золотой Звездой».

...В подмосковном городке Зарайске, на площади Урицкого, разбит красивый парк. Июльским днем 1950 года здесь, среди Густой зелени молодых лип и акаций, собрался многолюдный митинг. Бронзовый бюст дважды Героя Советского Союза Виктора Николаевича Леонова возвышается на постаменте. А на трибуне, не в силах скрыть волнения, стоял скромный, простой советский человек. В шквале аплодисментов ему слышался плеск далекой волны, лица боевых друзей возникали перед затуманенным взором. И казалось: лежит на плече ласковая рука Родины, поднявшей и возвеличившей своего верного сына за его ратный подвиг, за преданное служение народу.

21 ноября на Леоновском кладбище Москвы ( метро Ботанический сад) в 13.45 состоится памятный митинг посвящённый 100- летию со дня рождения дважды Героя Советского Союза Виктора Николаевича Леонова.
8 906 716 56 28 михаил

Отправить комментарий

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Доступны HTML теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Справка по форматированию

Rambler's Top100 ???????@Mail.ru