ЧАСТЬ ВТОРАЯ. Глава 5. Состояния

Определять сознание в этой книге я не хочу, потому что посвятил этому отдельное большое исследование', которое, к тому же, продолжается в следующих книгах.
Что такое состояние? Определить это понятие очень важно, потому что мы очень сильно зависим от мнения науки и без нее решаемся разве что рассказывать свои сны, да и то несколько стыдясь этого. Сами же психологи однозначно заявляют:
«Психические состояния, наряду с процессами и свойствами, относятся к основным категориям психических явлений» (Прохоров А.О. Предисловие // Психология состояний, с. 3).
Правда, сами же психологи тут же признаются, что состояния «как общепсихологическая категория, проявления которой составляют нашу актуальную жизнь, она до настоящего времени остается во многом недостаточно изучена — как в отношении теоретических основ, так и в прикладном, практическом плане» (Там же).
Так что, психология, что такое состояние, не знает, хотя и считает, что это ее главная составляющая. Правда, она признается временами и в том, что не знает и что такое процессы и свойства, но это уже к слову.
А что касается состояний, то русская психология до сих пор танцует от определения, сделанного Левитовым еще в начале шестидесятых годов прошлого века. Определение это настолько совершенно по форме, что становится понятным, почему на нем движение мысли замерло:
«Определение психического состояния как особой психологической категории формулируется так: это — целостная характеристика психической деятельности за определенный период времени, показывающая своеобразие протекания психических процессов в зависимости от отражаемых предметов и явлений действительности, предшествующего состояния и психических свойств личности» (Левитов. Определение психического состояния // Психические состояния, с. 31).
Это определение явно писалось не ради исследования, а ради зашиты сообщества от вопросов и вопросиков. Иначе говоря, это не дверь, открывающая нечто, это люк или пробка, что-то закрывающая. Например, дискуссию.
То, как развивают современные психологи это определение, очень показательно. Оно словно выпивало из душ исследователи силу жизни, в итоге это и передается по традиции. Я покажу это на примере рассуждений, пожалуй, лучшего русского психолога состояний проф. Прохорова.
Он начинает работу «Определение понятия «психическое состояние» все с того же предупреждения: психические состояния являются малоизученной областью. Психические состояния, конечно, не совсем состояния сознания и не совсем функциональные или физиологические состояния, но я позволяю себе в начале исследования использовать все эти выражения как синонимы, поскольку в действительности ни один психолог не сможет сказать, что, говоря о состояниях сознания, он определенно говорил не о психических состояниях. В рамках общей психологии это пока еще одно и то же.
Итак, Прохоров начинает свое исследование очень корректно, как говорится. С истории предмета. Это показывает, что он действительно хороший исследователь.
«Такая малоизученность находит свое отражение в определении понятия "психическое состояние».
Начиная с определения, данного В. Далем, где состояние понимается как "положение, в каком кто или что состоит, находится, есть; отношения предмета ", а глагол "состоять " — как "быть составлен, заключать в себе составные части и слагаться из них", определений Джеймса и Рибо, Ю. Е. Сосновиковой, Н. Д. Левитова и других, психические состояния рассматриваются как самостоятельная "целостная характеристика психической деятельности за определенный период времени, показывающая своеобразие психических процессов в зависимости от отражаемых предметов и явлений действительности, предшествующего состояния и свойств личности».

Признаюсь честно: я подозреваю, что здесь Прохоров привел определение Левитова, но я не уверен, потому что успеваю его забыть, пока поднимаю глаза на несколько строчек, чтобы сли-чить. Но это не столь важно, как то, что и определение Даля оказалось соответствующим этому правящему психологическом} определению. Как говорится, любое лыко в строку.
Между тем, Даль не дает определения «психического состояния», к которому его притянул профессор Прохоров, он определяет «состояние» как таковое. Это пометка к тому, можно ли так вольно использовать все эти выражения в расширительном смысле, как делаю я, не задумываясь об их точном разграничении. Похоже, это вполне допустимый для психологии состояний уровень точности.
Однако, по отношению к Далю Прохоров допускает и другие вольности, подводя его под основание своих рассуждений. В частности, приведенное им «состоять», как быть составленным, в принципе противоречит и определению Левитова, поскольку деятельность не может быть составлена, и вообще правящему воззрению психологии на сознание, которое не может иметь со-держаний, поскольку имеет процессы.
Но к Далю я еще вернусь. Пока мне нужно составить представление о том, как видит состояние современная психология в лице профессора Прохорова.
А видит она его так.
Сначала Прохоров приводит определения понятия «состояние» всех более или менее значимых психологов, а потом делает вывод, который как раз и является для меня примером обескровленной левитовским подходом традиции:
«Подытоживая приведенные выше определения, можно отметить, что психическое состояние как явление характеризуется целостностью, является реакцией личности на внешние и внутренние стимулы, служит промежуточным звеном между процессами и свойствами личности и связано с ними, на некоторое время характеризует своеобразие психической деятельности и имеет определенные временные границы» (Там же, с. 36).
Приглядитесь к этим словам. Вот только что был исследователь, но как только прикоснулся к традиции своей школы, вдруг перекинулся в начетчика. Ведь он, похоже, даже не видит, как совершает подмену. Это определение было бы приемлемым, если бы после слов: «психическое состояние как явление характеризуется» — он вставил: психологами.
Нигде он не показал, что состояние действительно характеризуется перечисленными свойствами. Он вообще не прикасался к понятию состояния. Он привел мнения других исследователей или не исследователей и должен был привести нас не к определению состояния как такового, а к картине сегодняшнего состояния дел в науке о состоянии. Он всюду должен был уточнить: как считают психологи.
Вместо этого мы получили определение психического состояния, в котором действительность подменена, а значит, из которого откачана сила жизни, спорость, как говорили на Руси.
Продолжать дальнейшее изучение этой школы просто неполезно и нездорово, поскольку Прохоров подвел ее итога. Тупик. Надо возвращаться и искать другие пути.

Rambler's Top100 ???????@Mail.ru