Глава 6. Бой руками

Бой руками в старину назывался "на кулачки", с ударением на "а". В действительности, бьются не только кулаками, но и открытыми ладонями, допустимы также удары локтями и пальцами. Все, что может быть применено в уличной драке или на войне, должно изучаться и изучалось народом, который хотел выжить.
Бой руками в любках, похож на бокс. Так же наносятся удары, нацеленные в те же уязвимые места на теле противника. Так же надо работать над их силой и скоростью. Кстати, удар ставился на листьях деревьев. Чтобы удар был резким, надо научиться отшибать им листья. Это же упражнение ставит и точность удара - листья-то движутся.
Что отличает руки в любках от рук боксера. Во-первых, удары в любках чуточку размашистее. И редко бьются строго по прямой. Это не случайность.

Любошник всегда готов перейти в борьбу или работу ногами. Это непроизвольно заставляет его держать тело иначе, чем его держит боксер. Значит, удары наносятся из иной стойки, в которой ты готов не только бить, но и бороться.
Во-вторых, удары бьются с движения. И не с "челнока", в котором прыгают взад-вперед боксеры, что весьма искусственно и возможно только на ринге, а со сложного движения, в которое ты попадаешь, оказавшись в живой драке. Там нельзя стоять на месте, нельзя быть предсказуемым, надо исчезать оттуда, где тебя заметили, и бить, пока успеваешь. Ты как бы протекаешь мимо противника, нанося неожиданные удары, и быстро уходишь из зоны его восприятия. Либо в сторону, либо в борцовский прием.
Разница в стойках заметна уже между боксерами и кикбоксерами или каратистами. Стоит только подключить в бою ноги, как непроизвольно встаешь иначе, и двигаться начинаешь тоже иначе. Даже если сам не умеешь работать ногами, но готов к тому, что противник будет бить ими, стойка меняется, и руки уже нельзя держать возле головы, куда в основном метят боксеры. Более того, и ноги становятся иными, потому что их могут подсечь или пнуть.
Тем более меняется стойка, если работаешь против борца или сам как борец. Руки редко срабатывают ударно против борца, который умеет проходить в захват на тело. По крайней мере, из боксерской стойки руки применять трудно. Надо быть готовым перехватить борца и хотя бы оттолкнуть его на расстояние удара. А он этого не хочет и не дает возможности выцелить себя.
Поэтому любошные руки стоят так, чтобы противник вообще не мог догадаться, что они готовят удар. Руки, скорее, отвлекают противника, перекрывая ему возможность для нападения. Опытный боец всегда чувствует, когда рука противника мешает ему, и старается обойти ее, а не бить сквозь защиту. В силу этого, удары в любках становятся короче, и не несут большой силы, пока не удается поймать противника на вырубающий удар. Чаще всего, это лишь сопутствующие общему перемещению движения кулаков и локтей.
И самое главное - удары руками не рассматриваются как орудие окончательной победы. Ты не бьешь так, чтобы вложиться всем телом и всеми силами в один удар. Ты, скорее, заставляешь этими ударами противника двигаться, управляешь им. Но при этом удары по своей сути оказываются мягкими.
Мягкий удар - это вовсе не удар мягким кулаком. Кулак как раз делается жестким, не хуже, чем в карате. Но вот сама рука бьет в готовности раскрыть кулак и перейти в захват, если удар не прошел. Иначе говоря, удар может наноситься в голову, но как только стало ясно, что противник ее убрал, рука должна перехватить руку противника и сделать либо захват, либо рывок, чтобы сбить его движение.
Это состояние руки называется липнущим. Но о липнущих руках я подробнее расскажу в главе про Смоления.
Еще одним важным искусством при нанесении удара была способность "класть удар на тело". Положить удар на тело, значит, нанести быстрый, резкий и сильный удар, но так, чтобы он остановился на коже, не пробивая вглубь. После таких ударов на теле остаются отчетливые красные пятна, но противник не поврежден.
Это очень важное искусство и для отработки точности - не только ударов, но и перемещений. Но еще важнее, для поддержания самого любошного духа. Когда пропускаешь удар, который все твое бойцовское естество оценивает, как очень опасный, и пропускаешь с сильным хлопком по телу… обмираешь внутренне, а потом понимаешь, что любки - это особый вид единоборства. И в них действительно можно учиться.
Благодаря умению класть удары на тело, любошники могли биться без перчаток, что давало возможность бороться или переходить на ножи, но при этом не калечить друг друга. Без постановки ударов на тело, вы непроизвольно будете бить их с проносом и жестко, калеча друг друга. А это ни к чему, это надо делать на состязаниях, где все к этому готовы.
Любошник должен быть готов совместить мягкую руку с искусством положить удар на тело. Если он бьет удар в противника, который внезапно переместился так, что оказался ближе расчетного расстояния, надо уметь не доводить удар, а перевести его в мягкий, положив на кожу. Без этого будет слишком много травм, которые вовсе не способствуют обучению, просто отбивая охоту к боевым искусствам.
Точность при нанесении ударов очень важна. Лупить на всю длину руки, в надежде: авось зацеплю, - можно только против слабых противников. Опытный боец обязательно подловит на этом. И если в боксе это еще как-то оправданно, то против борца такие удары просто опасны, потому что чем они длинней, тем больше у него возможности нырнуть под удар и войти в захват. Причем, захват этот будет сделан на тело, которое еще только возвращается из удара, и, значит, совсем не подготовлено к броску, в который попадет.
Поэтому искусству класть удар на тело или на кожу уделялось много внимания, меня Поханя заставлял бить по деревянным столбам, чтобы я стал осторожным и бил точно. Но бить требовалось настоящие прямые удары так, чтобы столб звучал от них. Сильно, быстро, но неглубоко. Только кладя на поверхность.
Как только это освоено, надо научиться выводить себя на ударное расстояние с помощью перемещений. И никогда нельзя дотягиваться. Чтобы ты ни делал - боролся или бился руками, тело должно быть условно прямым. Один из известнейших русских бойцов - Князь Голицын - называл это "столбиком". Поханя называл такое положение тела Торшаком.
Торшак, в сущности, тот же столбик по офеньски. Столбик, вокруг которого тело должно вращаться так, чтобы он не клонился ни в одну сторону. Тогда ты легко бьешь и легко бросаешь. Но если нельзя дотягиваться, надо уметь войти в защиту противника, подшагивая.
Это искусство вскрытия защиты называлось "войти в околицу" или "втечь в околицу". Вся защита строится так или иначе внутри того пространства, что ощущается своим и называется околицей. Околицу надо уметь вскрывать, и делается это именно ногами. Противника надо уметь "переходить".
Переходить или на фене "перехлить" - это искусство передвижения, которое применяется и для того, чтобы обойти защиты, и для того, чтобы в борьбе уйти от бросков, которые готовит противник, обыграть его.
Но перехлить надо уметь не только борца, но и ударника. Собственно говоря, это лучший способ ведения боя - обыграть противника на ногах, подобравшись к решающему удару или приему без зацепок, словно на твоем пути и не было мелькающих кулаков. Но чтобы освоить это искусство надо научиться видеть себя текучим и восстановить способность стекать с плотностей, которые выставляет на твоем пути мир.
Что касается ударов локтями, то они не бились как-то намеренно. Просто локти должны из тебя "торчать" постоянно. Какое бы движение ты ни делал, если противник уходит от него, рука, можно сказать, непроизвольно должна согнуться и постараться зацепить его локтем. Если даже не зацепила, по крайней мере, противник вынужден будет от этого удара уклониться. А это очень важно, потому что если он ушел от твоего действия, значит, готов действовать сам. И ты в ловушке, поскольку еще не готов защищаться.
Такой "торчащий локоть" дает возможность уйти из уязвимого положения и принять нападение противника.
Удары пальцами, кстати сказать, тоже являются постоянными. И пальцы тоже должны "торчать". Поханя говорил: "пальцы должны быть торчащими, а руки ищущими". Это значит, что никаких простых движений руками в любках нет, любое нацелено либо на поражение уязвимой точки противника, либо на захват и ломок. Рука постоянно прикидывается безопасной, как бы случайно проплывающей мимо противника, сама же в это время ищет любую уязвимость в его защите, чтобы ударить туда, или ухватить.
Поскольку удары пальцами наносятся в болезненные точки, никакой особой набивки, насколько я знаю, не применялось. Но у всех дедов, кого я знал, пальцы были жесткими и без того. Думаю, для деревенского мужика, много трудившегося и не боящегося ни жары, ни мороза, закаливать пальцы как-то особо просто не требовалось. Хотя постановка руки для удара пальцами делалась.
Делалась она на живом теле. Противники вставали друг на против друга. Один расслабленно выставлял вперед живот, второй упирался либо большим, либо остальными прямыми пальцами ему в солнечное сплетение и мягко надавливал и отпускал. Так он находил то положение, в котором чувствовал, что не повредит пальцы при ударе. А напарник ему подсказывал, когда он попадает в солнечное сплетение, а когда промахивается.
Солнечное сплетение называлось Ярло, а упражнение - Пестовать ярло. Наверное, от слова пест - палец.
Точно знаю, что после этого упражнения начинаешь видеть, куда надо попасть, чтобы человека скрутило. Оно открывает видение внутреннего состава.
И последний удар, о котором стоит рассказать особо - это Медвежья лапа. В сущности, это просто удар открытой ладонью. Особенно идущий сверху или сбоку. Правда, меня обучал удару открытой ладонью какой-то уличный боец еще задолго до Похани. Очевидно, это искусство жило в той местности, где я учился. И учил он только удару снизу, очень похожему на пощечину. Признаюсь, очень много его применял в драках, когда нельзя было бить кулаками.
Когда я показал его Похане, он улыбнулся и сказал:
- Это не медвежья лапа. Это кабацкий удар. Тебя кто-то из мазуриков учил. В любках так не били.
Мазуриками он называл блатных. Очевидно, этот удар жил в другой среде, потому что применялся совсем для иных целей. И по себе могу сказать, что я бил его именно тогда, когда боялся, что на меня заявят. Выглядел он в точности как пощечина, которую я наносил "оскорбителю достоинства". Моего или спасаемой мною девушки.
Медвежья лапа очень удобна для крепких боев между своими, потому что сбивает с ног, но не наносит повреждений, не ломает тело. Так бились в стенке между своими. Когда, к примеру, дрались между концами одной деревни. С чужими дрались кулаками, хотя и одевали толстые варежки.
Медвежья лапа бьется либо в грудь, в место, которое назвалось Плаха, либо сбоку в голову - в челюсть или висок. Могу сказать по себе: из сознания она вышибает легко.
Медвежья же лапа применяется затем, чтобы вскрыть защиту руками. Удар наносится поперек руки противника с присмаливанием, то есть с залипанием, так что не отбрасывает руку, а тянет ее, и тем разворачивает противника боком или даже спиной к тебе.
Но еще важнее то, что медвежья лапа позволяет наносить те удары, которые нужны для раскрытия видения. Но это в двух словах не объяснишь…

Rambler's Top100 ???????@Mail.ru