Раздел третий. Искусство боя

Не думаю, что я могу научить мастерству боя, но я могу поделиться своими мыслями о том, как его достигать. Для кого-то это станет подсказкой, остальные проверят на этом собственные представления, которые привели их к мастерству. В любом случае появление такой работы будет полезно, чтобы в России складывалась своя школа обучения мастерству, своя философия боевых искусств и собственное мировоззрение в этом деле. И если моя работа будет тем, от чего все будут лишь отталкиваться, как от самых простых и всем известных начал, я удовлетворюсь тем, что записал эти начала, тем самым освободив настоящих мастеров от этой задачи. И значит, позволив им сразу говорить о глубинах, которые они достигли. Кстати, в России есть удивительные мастера боя, но большая часть из них предпочитает делать, а не рассказывать…

Итак, если мы говорим об искусстве боя, то с очевидностью приходим к мысли о том, что это понятие сложное, многоуровневое, и достигать искусства или мастерства надо в несколько шагов. Значит, сначала надо понять самые простые основы. Потом овладеть ими. И уж только после этого задуматься о следующих шагах. Лично я в качестве основ брал когда-то в детстве классическую (теперь греко-римскую) борьбу и бокс. Затем в юности - самбо, карате и немного ушу, где быстро ушёл в тайцзи-цюань.

Ни в одном из этих видов единоборств я не достиг совершенства, разве что был неплохим уличным бойцом. Но зато я не потерял охоты к единоборствам, и с наслаждением изучаю их и до сих пор, но на любки! То есть не для победы над другими. А это очень важно, потому что, занимаясь боевым искусством любошно, ты не рвёшься, не накапливаешь боль и злость, и поэтому сохраняешь чистый разум, позволяющий думать, изучать и совершенствоваться.

И самое главное, я видел живого мастера. Я работал с ним и учился. А поскольку я пришёл к нему, пройдя все перечисленные школы боя, у меня была некая основа для понимания. Думаю, не будь её, я бы понял любки как-то сусально, мягко и беззубо. Но даже занимаясь мягко я всё время помнил, как дрался на улицах, и это удерживало понимание: любки-любками, но это только со своими. А в бою придётся применять всё это по-настоящему. Поэтому и понимать надо именно так.

И если у вас есть предварительная подготовка в других единоборствах и на улице, вы поймёте, почему я избрал именно любки, как школу спортивного мастерства. Просто вспомните, как важно иметь противников, своего уровня или выше, которые бьются с вами бережно, позволяя вам расти. Вот это качество и прививают любки. Любками необходимо овладеть любому тренеру и каждому спортсмену, выходящему на уровень мастера. Просто затем, чтобы всегда иметь возможность переключиться в учебный режим, поработать над искусством боя и над мастерством. Это можно сделать и по-своему, как сам научился. Но любки продумывались веками, и в них народ вложил все свои раздумья о том, как обучать юных бойцов, готовя их к защите своего мира…

Я хочу подчеркнуть последнюю мысль: любки не были самостоятельным видом единоборств. Это был мировоззренческий подход к тому, как обучать настоящему бою молодых и как поддерживать бойцовские качества у опытных воинов, пока нет войны. Поэтому, говоря о любках, надо видеть сельскую общину, называвшую себя миром. К примеру, большую деревню или несколько соседних деревень, которые осознают себя единым обществом.

Остатки такого самоощущения молодые парни и сейчас встречают в том, как их принимают в армии. Несколько соседних областей, к примеру, Ивановская, Владимирская, Костромская и Ярославская, считаются одной землей. И когда ты приходишь молодым на службу, парни из этих областей объединяются и стараются держаться вместе, чтобы было легче выжить. Это земляки, потому что вышли из одной земли - Верхневолжья, как это теперь называется. Раньше это было Великое княжество Ростово-Суздальское.

Такие землячества рождаются и промеж других областей. Рождались они и внутри одной губернии между отдельными сёлами и деревнями. С кем-то дрались чуть не смертным боем, а с кем-то всегда ощущали себя родственно и объединялись на больших праздниках для драк с чужими. С ними же и в стенке дрались любошно.

Но когда не было таких больших праздников, куда сходились со всех окрестностей, дрались стенка на стенку между концами одной деревни. И тут уж точно нельзя было звереть и калечить. Поэтому владение боем на любки было просто жизненной необходимостью.

Но этим подготовка к бою и его искусство далеко не ограничивались. Потому что кроме того, как махать кулаками, надо было знать и то, как вступить в бой, и как из него выйти. И как управлять войском во время боя. И как обучать молодежь.

Не хочу сказать, что этому обучали в каких-то академиях или тайных монастырях. Совсем наоборот: это было общее знание, искусство, разлитое прямо в народе. И жило оно просто потому, что жизнь заставляла об этом думать, учила выживать. Кто не думал, кто не учился, тот вымирал…

Я попробую размышлять об искусстве боя именно как о неком мировоззрении, которое всецело пронизывало жизнь русской народной общины, но с приходом советской власти было законодательно запрещено и вырезано, поскольку государство осознанно уничтожало то крестьянство, которое было способно жить своим умом, как главного врага новой власти.

Если мы не возвратим себе эту утраченную способность, однажды государство окажется неспособным защитить себя, и тогда и нас тоже перережут как баранов, просто потому, что мы теперь надеемся только на него. Поэтому для меня искусство боя - это, в первую очередь, возрождение боевого духа и мировоззрения, обеспечивающего народу возможность выживать. Без мировоззрения боец - не более, чем орудие, вроде пистолета. А орудие всегда оказывается в чьих-то руках… Не в своих. Оно может только служить, но не имеет собственной воли.

Rambler's Top100 ???????@Mail.ru